Поиск
Мы в соцсетях


Обаяние французского мавра

«Неприкасаемые» / «1+1» / «Intouchables» (Франция, 2011, режиссёры - Оливье Накаш, Эрик Толедано, в ролях: Франсуа Клюзе, Омар Сай).

Французская картина «Неприкасаемые», вышедшая в наш прокат, сразила зрителей наповал ошеломительным жизнелюбием и оптимизмом.

Прикованный к инвалидному креслу Филипп (Франсуа Клюзе, удивительно похожий на Дастина Хоффмана) нанимает себе в няньки человека, который менее всего подходит для этой работы – молодого чёрнокожего здоровяка Дрисса (Омар Сай), только что вышедшего из тюрьмы. Так начинается приключение, полное трагикомических сюрпризов…

В основе фильма – реальная история парализованного, после несчастного случая, аристократа Филиппа ди Борго. Филипп не хотел, чтобы фильм, основанный на его жизни, вызывал сострадание и жалость, и поэтому предложил снять комедию.

Избитая формула: богач – бедняк, здоровяк и инвалид, два мира – два образа жизни. И в этих противоречиях не только социально-психологическая драма, но и неисчерпаемый источник юмора. Что и делают Накаш и Толедано, изобретая смешное буквально в каждой сцене. В их фильме нет ни одного лишнего кадра, ни одной фальшивой ноты. Отличный саундтрек (от Вивальди до Нины Симон), великолепный дуэт актёров, искромётная комичность. Одним словом, картина из разряда must see.

Наша беда в том, что мы «живой жизни не знаем», писал Достоевский, явно указывая на реальность «мёртвой жизни», утратившей все потенции и чувственность. Картина «Неприкасаемые» о ностальгии по этой живой жизни.

Дрисс привносит в чопорную и скучную  жизнь Филиппа инфекцию дружелюбия и витальности, а тот, в ответ, тщетно пытается окультурить бесшабашного маргинала.

Окультуривание терпит полный крах. Дрисс гомерически хохочет в опере, потешаясь над человеком-деревом, без труда осваивает fucking modern art, срубая в лёгкую одиннадцать тысяч евро, и, наконец, с одержимостью варвара перечёркивает и Баха, и Моцарта, и Вивальди, заменяя их виртуозной пластикой "Boogie Wonderland" на танцполе. И глядя на эту экспрессию бесконечно живого мавра, невольно приходишь к выводу, что культура не всегда одерживает победу над натурой. Культура парализована (в буквальном смысле), а натура купается в своих энергийно-радостных формах.

Культурный европеец Филипп, с его тактом, воспитанностью, иерархичностью, уважением к истории и порядку бессилен против стихии Дрисса, которым движет прагматизм, природный инстинкт, интуиция и умение приспосабливаться.

В свою очередь, Дрисс с  умилением забавляется Филиппом как куклой. Одна сцена бритья чего стоит: ну вылитый Фрэнк Заппа! А сейчас – Сальвадор Дали! Нет, ещё лучше – Гитлер! Дрисс играючи перебирает культурными символами прошлого века, словно расставаясь с этим прошлым смеясь.

Порой кажется, что издёвки Дрисса над Филиппом безжалостны, но миллионеру-аристократу и не нужна жалость. Насмешка для него как закалка духа. Чуда не случится и ходить он не станет, но новую жизнь обретёт. И будут в этой жизни и любовь, и счастье, и двое детей.

Мудрец, говорили древние, воспринимает каждого встречного как Учителя. Мудрость «Неприкасаемых» во взаимном ученичестве, в способности меняться, отвечая на главный человеческий вопрос: куда жить?

Восприятие французской комедии для нас дело привычное и здесь мы не расходимся с европейцами в восторженной симпатии к фильму. Совсем другими глазами картина глянулась за океаном. С голливудской колокольни «Неприкасаемые» это неполиткорректное кино. Джей Вайсберг на страницах Variety заклеймил фильм в расизме, назвав Дрисса не более, чем обезьяной (со всеми расистскими коннотациями этого слова). Но то, что эта обезьяна вдохнула «живую жизнь» в Филиппа и, по сути, открыла ему второе дыхание, осталось незамеченным.

Больше всего американцев задел комплимент, который Дриссу делает его подружка: «ты в этом костюме, как Барак Обама!» Как будто только тёмнокожий в костюме может быть президентом, обиженно пишет всё тот же Вайсберг, вновь не замечая ответной реакции Дрисса своему соседу: «Это всё равно, если бы вас сравнили с Николя Саркози».

Комплимент, в переводе с французского, – это то, чего нет. И нет у Дрисса никакого сходства с Обамой, как и нет сегодня в большой политике особого толка. Она, политика, уже давно стала имитацией, клоунадой. Борьба идей и мудрых решений сменилась войной компроматов и харизматических обещаний. Одним словом, не политика, а эстетика.

Тем не менее, американцы моментально выкупили права на римейк. Что из этого выйдет сказать сложно. Как никак, у французов традиция по части юмора. Луи де Фюнес, Тати, Клавье, Ришар… Не опошлить бы французский шарм и не растворить бы его в американской политкорректности. И главное, кто сыграет Дрисса?

«Неприкасаемые» вышли на экран в обстановке краха мультикультурализма. В то время, когда Брейвик с бесчеловечной вменяемостью расстреливает этот самый мультикультурализм, кино настойчиво продолжает его отстаивать, взывая к культурной и социальной гармонии.

Магия кино состоит в том, что, бесстыдно спекулируя нашими эмоциями, оно превращает неприязнь и классовую ненависть в дружбу навек, используя при этом самый убедительный аргумент: основано на реальных событиях.

В пику миграционной политике и ксенофобии в Европе сердца миллионов зрителей (только во Франции картину посмотрело 20(!) миллионов) завоёвывает чёрнокожий Дрисс. Парень с окраины. Гопник, по-французски – барак (и это единственное совпадение с Бараком Обамой).

Оливье Накаш и Эрик Толедано не были первыми, кто превратил французского гопника в героя нашего времени: «Ненависть» Матьё Кассовица и «Пророк» Жака Одиара – классика такого превращения. Но никогда парень с окраины не был таким обаятельным, как Дрисс.

Неприкасаемый по презрению он становится неприкасаемым по призванию, создавая узы настоящей неприкосновенной дружбы. «Друзья на всю жизнь» – второе прокатное название «Неприкасаемых», которому наши прокатчики предпочли формально-банальное «1+1».

Обаятельный сенегальский мавр Дрисс, которого виртуозно играет 33-летний  мачо Омар Сай, – пример абсолютного кинематографического присутствия. Сай переиграл  Дюжардена из «Артиста» и завоевал «Сезар» как лучший актёр года, покорив всех своей витальной харизмой. Побольше бы таких фильмов о живой жизни! Историй, которых и у нас нашлось бы немало, взять хотя бы «казахского зека из Youtube», отжигающего на зоне Modern Talking, чем не персонаж для искромётной истории, если её талантливо придумать и снять, не так ли?
 

 



Плати без комиссии!
Мы принимаем
Опрос

Как вы отнесетесь к авторизации через социальные сети при рецензировании фильмов на сайте kino.kz?






Наши партнеры


Нас считают




Яндекс.Метрика